ЯДРО ИННОВАЦИЙ. СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА

На сайте «Коммерсант.ru» опубликован материал о работе Саровского инновационного кластера.

 

К 2020 году резиденты Саровского инновационного кластера планируют практически удвоить выручку по отношению к уровню 2012 года, доведя ее до 90 млрд руб. Сейчас на территории кластера работают около полусотни предприятий. Самые перспективные и быстро растущие резиденты ориентированы на высокотехнологичное программное обеспечение, по мощности сопоставимое с тысячами обычных компьютеров и способное решать как узкоспециализированные, так и масштабные задачи крупнейших промышленных производителей.

 

Исторически закрытый город Саров был одним из основных центров ядерной промышленности страны — здесь расположен Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский НИИ экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ). Но в последние годы моногород заявил о себе еще и как крупный отечественный центр инновационных разработок для гражданской экономики. Расположенный на территории закрытого города и в нескольких километрах за его границей (в поселке Сатисе Нижегородской области), Саровский инновационный кластер ориентирован на исследования, разработку и производство в области IT-технологий, новых материалов, новой энергетики, научного и промышленного приборостроения, автоматических систем управления технологическими процессами. Основанный в 2012 году, кластер демонстрирует впечатляющие темпы развития. «За четыре года мы выросли вдвое. Цель — к 2020 году достичь объема выручки в 90 млрд руб., то есть увеличить ее еще вдвое. Задача тяжелая, но запросы на импортозамещающие технологии растут», — говорит заместитель директора РФЯЦ-ВНИИЭФ, депутат законодательного собрания Нижегородской области, член наблюдательного совета Саровского инновационного кластера Владимир Жигалов.

Способствовать этому будет новый статус Сарова — в соответствии с решением федеральных властей в ближайшее время здесь начнется формирование территории опережающего развития (ТОР), аналогичной тем, что создаются на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. По условиям федерального законодательства, ТОР обеспечивается льготным налогообложением, для ее резидентов упрощаются административные процедуры и создаются другие привилегии, чтобы повысить инвестиционную привлекательность и ускорить развитие экономики. Заместитель нижегородского губернатора Евгений Люлин объясняет создание ТОР именно в Сарове его исторически сложившейся специализацией — возможностями конверсии военных разработок и опыта научной деятельности: «При открытии новых предприятий мы получаем возможность использовать те современные технологические наработки, которые есть у ученых в Сарове и которые обязаны быть востребованы не только в оборонке, но и в народном хозяйстве. Есть люди, есть технологии, есть энергетическое обеспечение и территория, которая будет иметь льготы и преференции, — это все, что нужно, чтобы создавать новые высокотехнологичные производства». Зона ТОР будет распространяться на сам закрытый город и на прилегающую к нему территорию, в том числе технопарк «Саров» — один из ключевых компонентов кластера. По расчетам заместителя губернатора, в течение четырех-пяти лет в саровской ТОР должно быть создано более 1 тыс. новых рабочих мест и вложено около 7 млрд руб. инвестиций в новые производства.

 

Высокотехнологичный «Каскад»

Сейчас на территории Саровского инновационного кластера представлены около 50 резидентов, на которых работают больше 20 тыс. человек. Как поясняют в руководстве кластера, компании взаимодействуют друг с другом «на принципах партнерского взаимовыгодного сотрудничества, позволяющего достичь синергии при реализации крупных национальных проектов».

Одни из самых перспективных и быстро растущих резидентов — производители конкурентоспособного программного обеспечения. У этих разработок в Сарове есть предпосылки: в 2010–2012 годах в РФЯЦ-ВНИИЭФ реализовывался президентский проект «Суперкомпьютеры и грид-технологии». В рамках проекта создавалась и гражданская продукция, в том числе компактные суперЭВМ и пакеты прикладного программного обеспечения 3D-имитационного моделирования — сейчас они объединены названием «Логос». Проект был реализован удачно, и появилась необходимость вывести его на гражданский рынок. У ВНИИЭФ другие задачи, поэтому в рамках Саровского инновационного кластера была создана его дочерняя структура — ООО «Центр компетенций и обучения» (ЦКО), которая нацелена на коммерческое продвижение и внедрение высокотехнологичного ПО.

Сегодня центр работает по нескольким направлениям, в том числе предоставляет вычислительные мощности в аренду сторонним организациям, а также внедряет компактные суперЭВМ на промышленные предприятия и образовательные и учреждения страны. Одна из самых интересных и перспективных разработок ЦКО-проект «Вычислительный кластер „Каскад“». Ее возможности показательны в сравнении: если компактная суперЭВМ мощностью 1–1,5 терафлопс (ТФ) замещает 40–50 очень хороших персональных компьютеров, то введенная в эксплуатацию год назад первая очередь «Каскада» — это уже мощность полусотни таких суперЭВМ, или 1,5–2 тыс. персональных компьютеров (40–50 ТФ). Вторая очередь «Каскада» увеличит его производительность до 100–120 ТФ.

По словам разработчиков, за год «Каскад» показал себя и сегодня полностью загружен. Генеральный директор ЦКО Станислав Бурцев объясняет преимущества системы на примере потенциального заказчика: «Допустим, предприятие ведет некие расчеты, вышло на достойный уровень, заказы идут бесперебойно, мощности есть. Все у них хорошо. Пока не приходит крупный заказ. Но мощностей на него может и не хватить — что, под него приобретать новые? Но они не знают, надолго ли этот заказчик, как потом сложатся отношения… Вот тут они и обращаются к нам». При этом, по словам главы ЦКО, «можно посмотреть и шире»: «„Каскад“ — гибридная структура. Задачи мы решаем разные. Математикам считаем их математические модели, конструкторам — прочностные характеристики, температурные режимы и так далее, для нефтяников — газо- и гидродинамические задачи, для аниматоров — рендеринг… Под разные задачи необходимо и разное программное обеспечение, и разное оборудование. Наш кластер — уникальный и универсальный: у нас есть все, на чем можно вести расчеты. Есть серверы и для 3D-расчетов, и с огромными — 2 Тбайта — объемами оперативной памяти (инструментальные), есть обычное вычислительное поле из многоядерных серверов».

 

Универсальный и уникальный

Прежде всего «Каскад» ориентирован на высокопроизводительные вычисления. Среди заказчиков проекта — конструкторские бюро, представители фундаментальной науки, у которых, как заметил старший инженер ЦКО Алексей Буланов, «программное обеспечение дороже „железок“, на которых оно „крутится“». «Это серьезные программы 3D-моделирования, „Логос“... Решения, которые выходят из этих программ, просто дороже: большие серийные конструкторские изделия, анимационные фильмы. Работать с такими клиентами сложно и профессионально интересно», — говорит старший инженер компании. Среди таких партнеров, которыми в ЦКО особенно гордятся, — Межведомственный суперкомпьютерный центр РАН. По соглашению между «Росатомом» и «Роснефтью» планируется внедрение в «Роснефти» с 2017 года компактных суперЭВМ, суперЭВМ средней и большой мощности с программным обеспечением «Логос», а также обучение специалистов.

«Стараемся войти в реестр рекомендованных поставщиков „Газпрома“, работаем на ракетно-космическую отрасль и авиацию, — продолжает Станислав Бурцев. — В Казанском авиационном институте (КАИ) РФЯЦ-ВНИИЭФ открыл лабораторию имени Владимира Александровича Белугина, директора ВНИИЭФ в 90-х годах. Мы оснастили ее компактной суперЭВМ, специалисты КАИ прошли у нас обучение, чтобы внедрить в учебный процесс курс суперкомпьютерных технологий». Также среди крупных заказчиков, по словам Станислава Бурцева, — собственные структуры «Росатома»: «В АО „Атомпроект“ создан 100 ТФ кластер, вдвое больше нашего „Каскада“. Ежегодно они заказывают нам всю техническую поддержку, а еще — такое программное обеспечение, чтобы сторонним клиентам было удобно работать в их и нашем кластере, программное обеспечение по принципу „большой зеленой кнопки“, на которую нажал — и все само включается и работает».

Но кроме масштабных задач государственных компаний и крупных промышленных производителей, «Каскад» может решать и узкоспециализированные задачи. Например, разработчики освоили и внедрили «облачные вычисления» — замещение услуг на уровне аренды виртуальных серверов и мощностей. «К примеру, нижегородский торговец ценными бумагами, обсуждая условия, сказал, что рассматривает возможность аренды в нескольких иностранных компаниях, а мы предложили „облачный сервер“ в нашем кластере. И он стал торговать ценными бумагами через российского оператора», — рассказывает Алексей Буланов.

«„Каскад“ сделан, чтобы стать хорошей, безотказной „рабочей лошадкой“. Она — не самая, она — надежная. Притом, что от нештатных ситуаций никто не застрахован, мы можем их либо предотвратить, либо минимизировать негативные последствия для пользователей», — резюмирует особенности системы начальник IT-отдела ЦКО Алексей Корчуганов.